СКИРМУНТ РОМАН АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

 

Родился в 1830 г. в деревне Поречье Пинского уезда

1907-1917 г.г. – заместитель президента Минского общества сельского хозяйства;

1915-1917 гг. – возглавлял Белорусский народный комитет;

Февраль-март 1918 – был вторым главой Исполнительного Комитета первого Общебелорусского съезда;

Член Рады Белорусской Народной Республики, Глава правительства БНР в чине премьер-министра;

1930-1935 гг. – сенатор Польши, член Конституционной комиссии Сената.

 

Рома́н Алекса́ндрович Скирму́нт (белор. Раман Аляксандравіч Скірмунт; польск. Roman Skirmunt; 1868 –1939) – белорусский и польский государственный и политический деятель.

Принадлежал к католическому литовскому шляхетскому роду Скирмунтов герба «Дуб». О своём происхождении Роман Скирмунт писал:     Я сам уроженец белорусского Полесья, потомок литовской семьи, с древних времен, испокон веков осевшей в этом крае, и мои предки до XVII в. пользовались белорусским языком как домашним.

Родился в деревне Поречье Пинского уезда в семье Александра Александровича-Изидоровича Скирмунта (1830–1909), члена руководства Минского общества сельского хозяйства, и Теофилии Зянонавны Любанской (1836/ 7-1928)[источник не указан 1015 дней].

Его отец был сыном землевладельца Пинского уезда, известного предпринимателя-фабриканта и пинского уездного предводителя (1829 –1835) Александра Шимоновича Скирмунта (1798 –1870), а мать – дочерью Зенона Яновича Любанского (около 1807–1854), вилейского уездного предводителя (1835 –1841[источник не указан 1014 дней], 1844 –1847[источник не указан 1014 дней]), от его жены Марты Левкович[источник не указан 1015 дней]. Был братом польского землевладельца Зенона и двоюродным братом Елены Скирмунтовой, урождённой Скирмунт (жены землевладельца Болеслава Скирмунта). Двоюродный брат Константина Скирмунта, министра иностранных дел Польши. Родился в имении Скирмунтов Поречье близ Пинска. Учился в Рижской гимназии, но не окончил её. Высшего образования не имел.

Политическая деятельность в Российской империи

В 1907-1917 годах был заместителем президента Минского общества сельского хозяйства. Был депутатом 1-й Государственной думы России и в 1910-1911 годах членом русского Государственного Совета. В 1915-1917 годах возглавлял Белорусский народный комитет.

Политическая деятельность в БНР и Польше

С 25 марта 1917 года до 12 июля этого же года возглавлял националистический Белорусский национальный комитет в Минске, потом был членом Минского белорусского народного представительства. Работал в комитете подготовки первого Общебелорусского съезда и был вторым главой его Исполнительного Комитета (февраль-март 1918). Был членом Рады Белорусской Народной Республики, Главой правительства БНР в чине премьер-министра. Был сторонником поисков помощи для независимости Белоруссии в Германии. После войны поляков с большевиками и разгрома БНР – в Польше. Помогал издателям белорусской прессы. В 1930-1935 годах был сенатором Польши, членом Конституционной комиссии Сената.

Был убит местными жителями по приказу советского комиссара Холодова после занятия Западной Белоруссии советскими войсками в 1939 году. Председатель сельсовета велел отвести его и его шурина Болеслава Скирмунта в Пинск. Не доходя до города, в лесу, их остановили, дали в руки лопаты и приказали копать себе могилы. Роман Скирмунт, которому на тот момент исполнился 71 год, оперся о дерево и сказал: «Я не заслужил, чтобы себе самому копать могилу». Обоих, расстреляв, сбросили в яму, даже толком не присыпав. В соседнем имении Скирмунтов Молодово были убиты другие его племянники.

По утверждению историка И. К. Кирьянова, Роман Скирмунт был убит сотрудниками НКВД.

В 2009 году в Ивацевичах в греко-католическом приходе иконы Божией Матери Жировичской установили мемориальную доску в честь Романа Скирмунта.


Человек, который мог изменить все. История Романа Скирмунта, героя своего времени


Часто в поиске героев мы обращаем внимание на чужую историю, не зная или не замечая того, что находится у нас буквально под носом. Сегодня мы расскажем про человека, который по идее давно должен был стать национальным героем для многих наших граждан. Ведь история Романа Скирмунта ясно доказывает, что в определённые моменты истории быть настоящим белорусом — это уже гигантский подвиг.

Предыстория

Корни наших успехов и неудач зачастую стоит искать в воспитании и жизни наших предков. В случае Романа Скирмунта семья сыграла большую роль в его становлении и формировании. Вряд ли мы сможем понять, кто такой Скирмунт и почему он таким стал, если не посмотрим на его отца и деда.

Роман Скирмунт (1868 — 1939)

Род Романа Скирмунта принадлежал к белорусской (литовской) шляхте. Скирмунты, или Скирманты, как их фамилия звучала в 18 веке, не были магнатами или аристократией, как, к примеру, Радзивиллы или Огинские. Это была среднесостоятельная шляхетская семья, которая с помощью удачных браков и купли земли смогла расширить свои владения. Например, имения Поречье в Пинском районе и Молодово в Кобринском районе, основные владения Скирмунтов в 20-том веке, прадед нашего героя Сымон Скирмант купил в конце 18 века у Михаила Клеофаса Огинского, автора того самого Полонеза. На тот момент эти земли не только не приносили дохода, но еще и были со всех сторон обложены долгами. Однако сын Сымона Александр Изидар, правильно определив веяния экономического развития, сумел превратить убыточные имения в настоящий плацдарм промышленности. И все началось с суконной фабрики в Поречье, открытой в 1836 году.  Очень скоро фабрика стала одним из крупнейших предприятий в Беларуси.


Суконная фабрика, фото не позднее 1930 года

И это нельзя назвать простой удачей, ведь перед тем, как наладить собственное производство, Александр Сымонович получил хорошее образование в Виленском университете и в Западной Европе, а потом работал простым рабочим на фабрике в Бельгии. Таким образом он детально знал процесс выработки сукна и уже на своем предприятии в Поречье всегда стремился использовать самые передовые технологии.  В последующие годы в полесской усадьбе действовали сахарный завод, винокурня, сыродельня. Активная хозяйственная деятельность Скирмунтов снискала славу для Поречья, его сравнивали с крупными промышленными городами Англии. Родовое имение стали в шутку называть «Ливерпуль на Ясельде».


Усадьба в Поречье, вид сзади на Ясельду, около 1915 года

У Александра Сымоновича было в браке 11 детей, и старший сын Казимир участвовал в восстании Калиновского, за что был сослан в Сибирь. Поместье Поречье досталось в наследство одному из младших сыновей Александру, он продолжил производственную инициативу отца. Кроме этого, Александр Скирмунт также занимал пост мирового судьи, вел гражданскую деятельность и выступал за отмену крепостного права. Это вызывало недоумение, непонимание и откровенную неприязнь у его современников. Как крупный землевладелец, богатый помещик и деятельный фабрикант может выступать за освобождение бесплатной рабочей силы? И действительно, на производстве Скирмунтов работали крепостные крестьяне, однако их труд хорошо оплачивался. Зарплаты были настолько высокими, что один работающий на фабрике мужчина мог обеспечивать всю семью, а семьи крестьянские были довольно большими.


Поречье Пинского района Брестской области, около 1915 года

Работать на Скирмунтов  было очень престижно, и отмена крепостного права 1861 года не стала для жителей Поречья шоком. Ведь в этом полесском имении новые экономические отношения уже давно существовали между крестьянами и панами. Деловая жилка и правильное отношение к труду передалась от отца  нашему герою Роману Скирмунту.

Начало. Экономика и политика.

Роман Скирмунт родился в Поречье в 1868 году, он был одним их 9 детей у своих родителей. Юность он посвятил учебе – окончил сперва Рижскую классическую гимназию, после изучал юриспруденцию в Варшавском университете, затем постигал философию в университете в Вене. Хорошее классическое образование сделало его человеком  широкого кругозора, гибкого ума и дало ему адекватное восприятие действительности. С 20-ти лет Роман непосредственно занимается развитием отцовских предприятий, приобретает богатый опыт в сельском хозяйстве. Так на практике формируется его видение аграрного вопроса, который тогда оставался нерешенным и очень болезненным в Российской империи.


Усадьба Поречье — рисунок Наполеона Орды, между 1864 и 1876 годами

Дело в том, что в конце 19 – начале 20 века вся земля все еще была закреплена за  помещиками. Крестьяне же, получив личную свободу в 1861 году, не имея собственной земли, по сути все еще оставались во власти панов. Эта неразрешимая ситуация стала одним из двигателей вооруженного большевицкого переворота – недаром же одним из основных лозунгов большевиков был «Землю – крестьянам!» Так вот Роман Скирмунт решительно выступал против всеобщей национализации земли и за сохранение частной собственности. При этом видел необходимость предоставить крестьянам возможность купить в собственность земельные участки и способствовать развитию индивидуальных крестьянских хозяйств.  Беларусь он видел на тот момент как аграрную фермерскую страну, способную поставлять на мировой рынок достойного качества товар.

Роман Скирмунт также входил в состав Минского общества сельского хозяйства – организации, объединяющей средних и крупных землевладельцев Минской губернии. Эта организация носила не только экономический, но и политический характер. Именно там Скирмунт начал получать опыт в политике. Благодаря членству в этом объединении в 1906 году стал депутатом первой Государственной Думы России от Минской губернии. В это время его политические взгляды можно очертить понятием «краёвость» или «краёвая идея». Что же это такое?

«Краёвый» период Романа Скирмунта

В начале 20 века Роман Скирмунт был одним из идеологов так называемой «краёвой идеи». По сути это прообраз национальной идеи – краёвость происходила из исторической памяти о принадлежности беларуских и литовских земель к Великому Княжеству Литовскому. Мысль заключалась в том, что беларусы, литовцы и поляки были патриотами своего Края (бывших земель ВКЛ) и претендовали на признание своих национальных прав, требовали демократических свобод и возможностей для самоуправления, самостоятельного решения своих насущных проблем. Роман Скирмунт работал над формированием Краёвой партии Литвы и Руси, в которой, по его задумке, должны были быть равные фракции поляков, литовцев и беларусов. Однако такая кооперация на практике оказалась невозможной, поскольку в действительности польское, литовское и беларуское национальные движения стали развивать хоть и параллельно, но все же оформлялись как разные. Чувство общей принадлежности к землям Западного края, бывшего ВКЛ, помогло избежать агрессивного национализма и сгладить международные отношения, но не более того. С развитием беларуской национальной идеи эволюционируют и политические взгляды Скирмунта. Уже в 1906  году он отказывается от понятия «Литва и Русь» и начинает употреблять название Беларусь. Также в интервью газете польских национальных демократов в 1906 году он назвал себя беларусом, что вызвало бурю возмущения среди польской публики.


Роман Скирмунт в книге биографий депутатов первой Государственной Думы Российской империи, 1906 год

В Государственной Думе России Роман Скирмунт вместе с соратниками формирует в парламенте «Группу западных окраин», а также в объединении с польскими националистами входит в состав парламентской группы «Союз автономистов», которая выступает за автономию западных земель Российской империи. Газета «Новый курьер Литовский» сообщала, что в кулуарах Думы Скирмунт назвал себя белорусом. Однако в официальных думских анкетах он помечал свою национальность как «поляк». Такое противоречие можно объяснить тем, что идея отдельной Беларуси и белорусов как самостоятельного народа только формировалась и утверждалась в головах людей. В то же время Роман Скирмунт всячески поддерживал формирование белоруской национальной идеи, в 1906 году он жертвовал средства на работу газеты «Наша Ніва», которая аккумулировала вокруг себя молодую генерацию белорусских патриотов.

Белорусский национальный комитет

Февральская революция и свержение царизма означили крах империи. Это было время возможностей, и многие народы, входящие в состав Российского государства, пользовались этой открывшейся дверью, чтобы выйти и оформиться в отдельные нации и создать свои государства.

В марте 1917 года в Минске прошло собрание белорусских сил, и на был создан Белорусский национальный комитет, который возглавил Роман Скирмунт. БНК (Белорусский Национальный комитет) в тот момент стал представлять интересы белорусского народа. БНК выступал за право белорусов быть отдельным народом и за автономию Беларуси в составе демократической федеративной России. В апреле 1917 года делегация от БНК под началом Романа Скирмунта поехала в Петроград, и наш герой  положил на стол главы Временного правительства России заявление о том, что белорусы имеют свои национально-политические интересы. БНК требовало от Временного правительства предоставить Беларуси автономию и обеспечить соблюдение национальных и демократических свобод. Однако это заявление было отклонено, Временное правительство России не собиралось  признавать существование отдельного белорусского народа и отказало нам в праве самим строить свою жизнь.


Роман Скирмунт (второй справа) на приеме у президента Польши Игнатия Мастицкого, середина 30-тых годов

На благо БНР

Белорусский национальный комитет просуществовал до июля 1917 года и после был распущен, так как флаг белорусского национального движения подхватили другие съезды и организации.

В начале флагманом создания Белорусской Народной Республики являлись люди «левых» взглядов. Те, которые считали социалистическую утопию правдой, выступали за равенство всех и вся, отмену частной собственности, национализацию предприятий. Они не имели политического опыта, зато свято верили в модные на тот момент по всему миру романтические идеалы свободы, справедливости и тотального равенства. Помещики и крупные предприниматели типа Романа Скирмунта были для них классовыми врагами, угнетателями, причиной бед многострадального белорусского народа. К сожалению, для многих из тех, кто стоял у истоков БНР, классовая борьба и социалистические идеи оказались выше независимой Беларуси. Они не были готовы в полной мере сотрудничать с «классово чуждыми» элементами вроде Скирмунта ради того, чтобы Белорусская Народная Республика стала правдой на десятки или сотни лет. Правда «левым» из Рады БНР все же пришлось привлечь к работе Романа Скирмунта. Это произошло потому, что в марте 1918 года немецкая оккупационная администрация (Беларусь тогда была занята немцами в ходе Первой мировой войны) назвала независимое белорусское правительство (Народный Секретариат) незаконным и запретила его деятельность. Немцы не собирались контактировать с социалистами и революционерами. Тогда было принято  решение созвать новый состав правительства, в который вошли бы люди разных, в том числе более взвешенных «правых» взглядов, в надежде на то, что такое коалиционное правительство будет иметь больший вес и вызывать больше доверия у немцев. Для формирования нового кабинета министров призвали Романа Скирмунта.


Дом в Минске (ул. Володарского, д. 12), где на втором этаже находилась частная квартира Романа Скирмунта

С инициативы Скирмунта в апреле 1918 от лица Рады БНР была послана телеграмма кайзеру Германии. В ней выражалась благодарность за освобождение родного края от чужого гнета и высказывалась надежда, что немцы поспособствуют укреплению целостности и независимости Беларуси. И надо сказать, это был взвешенный и полностью оправданный шаг настоящего политика. Все соседние народы, у которых точно так же, как у белорусов, шли процессы формирования и самоорганизации, делали ставку на немцев и стремились заручиться их поддержкой. Ведь Германия в 1918 году все еще была одним из самых мощных государств Европы, а Роман Скирмунт видел независимую Беларусь ориентированной на Европу и включенной в общеевропейскую жизнь.

Однако эта телеграмма кайзеру стала причиной раскола в Раде БНР, значительная часть депутатов в знак протеста вышла из состава Рады. Романтические представления «левых» радовцев о социализме и отсутствие опыта в политике не позволяли им адекватно оценивать международную ситуацию. Они надеялись на признание и сотрудничество с большевистской Россией, но в России власть была в руках бандитов, захвативших ее силой, к тому же шла Гражданская война. С кем там разговаривать — было до конца непонятно. Так что действия Романа Скирмунта были вполне логичными и оправданными в той ситуации.


            Роман Скирмунт на переднем плане слева, фото ранее 1935 года


Еще одной причиной, по которой Рада БНР привлекла к работе «классово ненадежного» Скирмунта, состояла в отсутствии денег. У парламента и правительства БНР не было финансирования, а богатый предприниматель с Полесья мог и сам помочь с деньгами, и привлечь ресурсы из кругов банкиров и предпринимателей. Но насколько сильно «левые» в Раде не любили Романа и не доверяли ему видно по тому, как скоро они отбросили любые его попытки помочь.


В начале мая Роман Скирмунт по поручению Рады БНР взялся за формирование нового правительства Белорусской Республики. Также по поручению Рады в конце мая он выехал в Киев для переговоров с украинским гетманом Скоропадским. И надолго задержался. За это время ситуация сильно изменилась. Во-первых, немцы стали принимать Язэпа Воронку, предыдущего главу Народного Секретариата, а во-вторых, украинцы стали рассчитываться с правительством Воронки за поставленный белорусский лес. Таким образом у радовцев появились и деньги, и контакты с германской администрацией — так зачем им тогда Роман Скирмунт?


Роман Скирмунт был значительно старше большинства остальных деятелей БНР. В 1918 году  ему было 50 лет. Фото ранее 1935 года

Скирмунт все же сформировал новое правительство в начале июля. В его состав вошли влиятельные и опытные люди: Станислав Бжостовский, городской глава и влиятельный банкир, Радослав Островский, тогда земский деятель и делегат Первого Всебелорусского съезда, а после — участник Слуцкого восстания 1920 г.,  а также Киприан Кондратович – белорус по происхождению, блестящий и опытный военный, генерал войск Российской империи, ставший на позиции белорусского национального возрождения. С такой поддержкой и при наличии денег Скирмунт легко мог бы заткнуть рот всем недовольным «левым», не умеющим в real politic. 

Однако не стал этого делать – быть авторитарным диктатором и взять всю полноту власти в свои руки, даже для правильного дела, было не в принципах Романа Скирмунта. Язэп Варонка отказался передать новому кабинету министров функции власти. На нашего героя шло давление с двух сторон: «левые» срывали заседания Рады, шумели и стучали кулаками по столам, вступали в заговоры против премьер-министра; с другой стороны против Романа объединились «правые» великорусские шовинисты во главе с минским архиереем.  В итоге 20 июля Роман Скирмунт распустил кабинет министров и сам ушёл в отставку.

После этого он еще целый год работал на идею Белорусской Народной Республики. Находился в составе международной комиссии и старался добиться признания БНР странами Европы. Ездил с делегациями в Берлин, Париж, Лондон. Бывал также по делам Республики в Швейцарии. Однако летом 1919 года он оставляет политическое поле и возвращается в родное поместье Поречье заниматься хозяйственными делами.

 

 

«Добрый пан»

Роман Скирмунт был хорошим хозяйственником и справедливым человеком. Он не гнался только лишь за личной выгодой, а стремился вокруг себя создавать справедливые условия.  К счастью, сохранилось много воспоминаний жителей Поречья о Романе Скирмунте, многие застали его при жизни и знали лично.

Роман Скирмунт, имея предприятия в Поречье, использовал наемный труд своих крестьян. Платил он хорошо, работать на фабрику Скирмунта приезжали даже из-за границы. При фабрике он построил 4 дома на 90 квартир и 4 интерната для не семейных. Он оплачивал пропитание, аренду и медицинское обслуживание. А для детей рабочих открыл бесплатное училище, где молодых людей обучали грамоте и ткачеству.



На собственные средства Роман Скирмунт построил в Поречье костел (не сохранился) и церковь. На фото та самая церковь Рождества Богородицы, фото 2005 года

Роман Скирмунт никогда не оставлял людей в беде, помогал решать проблемы простых крестьян. Он предоставлял лес под строительство домов и сельскохозяйственных построек, особенно помогал погорельцам. Также его стараниями была проложена дорога и запущен рейсовый автобус из Поречья до Пинска. Он проводил ежегодные сельскохозяйственные ярмарки для активизации торговли и разыгрывал на них призы. Однажды на одной из ярмарок приз достался будущему убийце Романа Скирмунта. Он не был заносчивым или отчужденным. По воспоминаниям жителей Поречья, к нему было очень просто попасть и обратиться с просьбой. С людьми он разговаривал на белорусском языке с типичным полесским акцентом. При этом свободно владел русским, польским и немецким языками.

В годы польской оккупации Роман Скирмунт заседал в Польском Сойме. Как говорят пореччане, «ён быў сенатар, але не за грошы, а проста так, бо разумны». Там он противостоял политике ассимиляции и полонизации белорусов, а также выступал за право крестьян владеть землей. По словам жителей Поречья, за это Скирмунта сильно не любили в Варшаве и даже хотели убить. Пореччане рассказывают, что однажды его чуть не скинули с балкона за то, что хотел раздать земли крестьянам.


 


Польская газета «Słowo» за 1930 год разместила статью о кандидате в Сойм Романе Скирмунте

В конце 30-тых годов за несколько лет до смерти Роман Скирмунт действительно начал практику бесплатной раздачи земли крестьянам. Часто это выглядело как свадебный подарок молодым семьям. Последнюю крупную услугу Роман Скирмунт оказал крестьянам в сентябре 1939 года. Это произошло за несколько дней до прихода на Пинщину советской власти. Увидев из далека идущий поезд, мужики из Поречья выбежали встречать его с красными тряпками в руках — думали, едут большевики. Но состав оказался полон польских офицеров. Поляки открыли стрельбу по «гостеприимным» хозяевам, и те быстро разбежались, некоторые были ранены. Командир польского отряда собирался устроить расправу с деревней, в которой так ждут прихода «красных», но Роман Скирмунт уговорил командира пощадить пореччан.

Убийство Романа Скирмунта

Через несколько дней в Поречье уже на самом деле пришли коммунисты и арестовали «польского пана». По воспоминаниям, Роман Скирмунт не собирался бежать и спасаться от советской власти, хоть и знал про их ненависть к землевладельцам. Он рассчитывал на встречу с «начальством» и был готов договориться, он не цеплялся за свои богатства и земли. Мария Кучинская 1919 года рождения вспоминает: «Ён [Роман Скирмунт – прим. ред.] хацеў так: «Я ведаю, што ўжо не памешчык, такі ж рабочы, як і ўсе. Я буду рабіці, але трэба, каб прыйшло начальства… Ну, ідзіце, забірайце ўсё маё багацце. Но работайце. А я пасматру, як вы будзеце рабіць. Маладнякі шчэ ж вы, ніц не знаеце».»  Роман Скирмунт был уверен в своем народе, что они ему ничего плохого не сделают. И действительно, никто из адекватных людей не хотел его смерти.



Крестьяне на фоне сельскохозяйственных построек в Поречье, фото около 1915 года

Красный комиссар Холодов собрал общей сход крестьян, чтобы решить, что делать с паном. К большому удивлению большевиков, местные жители высказывались за то, чтобы дать пану спокойно жить в своем доме и не трогать его. Но это шло в разрез с планами советов. Судьба Романа Скирмунта была уже предрешена, а прислушиваться к мнению народа и тем более разговаривать с помещиком никто в реальности не собирался. Холодов дал приказ убить Романа Скирмунта, а за выполнение взялись трое местных жителей. Их односельчане вспоминают, что эти трое «былі гулякамі, любілі выпіць, пагуляць» (Х. Хвисюк, 1912 г.р). Это очень показательно, что грязную работу большевики поручали типичным отбросам («титушкам» того времени). Романа Скирмунта завели в лес и приказали копать себе могилу. Человек в возрасте 71 года даже перед лицом смерти не потерял гордость и не стал умолять о пощаде преступников. Он лишь предупредил их, чтобы  не брали грех на душу. Двое из троих убийц не выдержали спокойствия и достоинства Романа Скирмунта и бежали. Третий убил этого великого человека и снял с руки золотые часы. Эти часы убийца носил еще много лет. Тело Романа Скирмунта преступники так и кинули в лесу, нормально даже не похоронив. Местные жители забрали труп из леса и захоронили в парке, который высадил сам помещик при жизни. В этом парке он собирал редкие виды растений, которые уникальны для Беларуси и сегодня. В наши дни на месте, где покоится Роман Скирмунт, есть крест и памятный камень.

Свой среди чужих, или вместо Заключения

Роман Скирмунт – настоящий герой своего времени. Это та личность, которой нам, современным белорусам,  стоит гордиться. И самое интересное, что Скирмунта не надо мифологизировать, не надо ему добавлять особого романтического или героического флёра. Он в этом не нуждается. Роман Скирмунт являлся белорусским национальным деятелем и патриотом Беларуси еще до того, как появилось такое понятие. В своей жизни он руководствовался не погоней за личной выгодой и комфортом – его устремления были куда выше. Он хотел менять действительность вокруг себя, работал на идеи, которые лично ему не приносили ни выгоды, ни славы, ни особого почитания – просто делал то, что считал правдивым и правильным.


Виктория Пальчис